Вильгельм Кейтель подписывает Акт о безоговорочной капитуляции фашистcкой Германии
П  О  Б  Е  Д  А
2011.  ВОЙНА В СТИХАХ .Все права защищены.
Перепечатка информации возможна только при наличии согласия администрации и активной ссылки на источник

Ключ пятнадцатый

В свете есть лишь две могущественные силы: Сабля и Дух.
В конечном счете, Дух побеждает Саблю.
Б.Наполеон 

                                    Победа    -    враг войны.
А.В. Суворов

WIe die Saat, so die Ernte (Bu ди Заат, зо ди Эрнте). Что посеешь, то и пожнешь.
Пословица

Фашистская Германия поставлена на колени.
И.В. Сталин

                     1
Я славлю  МИР, как Мирозданье -
Огромный наш Вселенский Мир,
И  Мир, как наше созидание,
Где детский смех и пенье лир.
Тот Мир, что дорогой ценою
Был в сорок пятом взят весною
И поднесен планете в дар,
Чтоб жил спокойно млад и стар.
Мир  и  Победа- 
                      брат с сестрою, 
Родные, кровные они,
И пуще глаза их храни
Всегда, везде, любой порою.
Сыны и  внуки, вам, для вас,
Как добыт Мир, веду рассказ.
                   2
Какая в ней сокрыта сила! -
Подняв Природу ото сна,
Проворно тлен с нее сносила
И шла во всей красе весна.
Цвели сады, луга, долины,
Цвели солдаты-исполины,
России славные сыны.
В предчувствии конца войны,
Дыхание весны отведав,
Всё жарче разгорался бой -
В заветный час сама собой
Влекла всех близкая ПОБЕДА,
То величава и красна ,     
Шла  Человечества весна.
                         3                                                  
Гляжу со Ржевских пепелищ я                                                        
И диву дивному дивлюсь:                                                       
Да где такую ты силищу                                                 
Смогла сыскать, родная Русь?!                                                                                                                                 
-Почти шесть тысяч мощных танков!                                                        
Два миллиона смелых Данко                                              
Сердцами освещают путь! -                                                     
Внук, помни это, не забудь!                                                
Знать было так угодно Богу:                                                     
Советский воин-исполин                                                          
Пришёл брать приступом Берлин -                                               
Ту Змей-Горыныча берлогу.                                                            
Победу взять из первых рук                                                            
Готов и наш герой, и друг.
                      4                                                             
Ещё в ночи заря дремала,                                                       
Берлин смотрел в кошмаре сны,                                      
Артиллерийским мощным валом                                            
России славные сыны                                                   
Обрушились на фронт столицы:                                                   
Мол, битте-дритте, гансы, фрицы,                                                  
Счёт за Москву и Сталинград. -                                                     
Уж чем богат, вот тем и рад:                                                                
Залп сорока тысяч орудий                                                
Взорвали ночи тишину.                                  
Не мы затеяли войну,                                          
Но ставить крест на ней мы будем!                                  
И в танке в этот ураган                                                         
Вот-вот ворвётся и Роман.
                      5                                                                
Как та жар-птица над овражьем,                                           
Сверкнув своим пером-мечом,                                                        
Пронзили оборону вражью                                              
Прожектора своим лучом. -                                                         
Нам путь-дорогу осветили,                                             
Противника в прах ослепили.                                                                     
За шквалом света и огня                                                           
С десантом ринулась броня.                                              
Солдаты в битвах" закалёны                                                 
Пошли на штурм - огонь в груди!                                                               
У каждой части впереди                                                           
Полощут на ветру знамёна.-                                                         
Не урони, Роман, в бою                                                    
Честь знамени и честь свою.
                      6
Земля от грохота дрожала,                         
Но с каждым шагом ближе час,                  
Когда, Советская Держава,        
Бойцы твой выполнят наказ.                               
Уж Венк  разбит, захвачен  Цоссен -
Генштаб, укрытый в лапах сосен.
Отсюда Кейтель* свысока                           
Слал волю Гитлера в войска.                       
Вот Лелюшенко и Богданов,                             
В Потсдаме встретясь, обнялись,                   
И Конев с Жуковым сошлись -                     
Фронтов берлинских командармы.                           
Как каждый рад, что подлецов
Замкнули, наконец, в кольцо!
                         7                                 
Дух закалив в огне сражений,                   
К Победе завладев ключом,
Армейцы трёх соединений                     
В Берлин вошли   к плечу плечо.
Чуйков - с восьмой из Сталинграда -
О, есть ли большая награда?!.. -                      
На вражье логово -
             вперёд!-       
Берзарин с пятой Центр берет.                     
И третья - за Москву сквитаться -
Весь гнев свой принесла сюда,               
В решеньи главного суда                        
Штыком солдатским расписаться.                 
Из них мне третья всех родней -                                
Я пролил кровь, сражаясь в ней.
                         8                                          
  А под землёй в шестиэтажном
Змеином бункере-гнезде                          
Шел  перепал в угаре бражном,                      
Как ад встречать, кому, чем, где.                      
А времени осталось мало -                   
Кольцо советских войск сжимало.                
Но воля нации отца:                                    
Как львам сражаться до конца!      
Вот-вот наступит чудо-юдо.                           
А их у немцев целых т р и! -                          
Не прозевай, не просмотри.                       
Вот здесь, вот именно отсюда                          
Нас Ника осенит крылом -                                   
В войне начнётся   перелом.

* Кейтель - фельдмаршал, начальник Главного штаба
Объединенного командования

                         9                               
Там, где-то в Альпах, Вернер Браун                               
Изобретает was ist das.                                                                 
Он фюреру поклялся браво,                                                       
Что вот-вот чудо-бомбу даст.                                                  
Она сметёт с планеты сразу                                                                
Всю большевистскую заразу.                                                
Очистит землю тот фугас                                                  
Арийцам - тварям высших рас.                                           
Ещё надежда есть, что скоро.                                         
В Берлин  Буссе и Венк войдут -                                             
Враги пред  ними ниц  падут.                                                      
И третья ставка на раздоры                                                  
Среди союзников-врагов                                                       
Здесь у Победы берегов.
                      10                                                      
Тысячелетний" монстр-держава                                          
Творцу в укор и на беду,                                         
Дымя, поверженной лежала,                                          
Пав на двенадцатом году.                                                      
А он, как каторжник в берлоге,                                       
Смешно переставляя ноги,                                             
Бредёт в свой бункер-кабинет,                                          
Над ним - с овчинку белый свет.                                              
Как робот, он четыре года                                                                
На Русь катил войны волну,                                             
Теперь сам у судьбы в плену, -                                               
Вот такова она, Свобода!                                                    
Да, по всему - один удел:                                                   
Уйти за жизненный предел.
                    11
- В нелёгкое,  Иозеф, время
Тебе венец передаю
И всей войны такое бремя.        >                                         
Храни честь рейха и свою.                                       
И по-немецки педантично "                      
Факир на час" клянется зычно:
- О да, мой фюрер, сохраню
И рейха честь не уроню! -
А Гитлер?
         Здесь же на прощанье                                        
Империи в угаре грёз,                                                          
Которой столько зла принёс,                                            
Диктует властно Завещанье,                                                    
Где между прочим рассказал:                                             
"На тот свет Еву в жёны взял".

                      12
Да, да! Не смейтесь - свадьбу даже
В последний в жизни час сыграл,
Когда уже в ажиотаже
Кипел на корабле аврал.
Что с ней поделать, с этой Евой? -
Мол, не пойду на тот свет девой.
Священника нашли кой-как,
Чтоб их венчал в последний шаг.
А тут ещё жених, хоть тресни,
Дай обручальное кольцо!
Свой палец рубит и в лицо
Швыряет генерал невесте.
И выстрелом себе в висок
В честь свадьбы делает бросок.
                        13                                   
Все! Точка!.. - Вычеркнут из жизни
Арийцами воспетый бог,                             
Сам по себе справляет тризну,
Деяньям, подводя итог.                                   
Пред ним дрожала вся планета:                      
Ведь он восьмое чудо света!    
И вот уходит, как солдат,                    
А Бог решит там - в рай иль в ад.                  
Сжёг Герострат храм Артемиды -                 
Одно лишь из семи чудес,                                
И то в историю пролез!                           
А как Сады Семирамиды
Повергла в прах моя рука!                   
Так что войду, войду в века!
                    14                        
Узнал в обед из передачи
Английской радиоволны,                     
Что Муссолини и Петаччи
Захвачены и казнены.                         
Так партизаны Дуче с Кларой                      
В мир вечный поселили парой.
Свезли в Милан,   на мостовой
Повесили вниз головой... -                    
Нет! С нами этого не будет! -                  
На новость страшную в ответ
Взревела Ева, -
                         Нет! Нет! Нет!      
Пусть Бог нас сам во всём рассудит!
Простились и пошли вдвоём                            
На тот свет в логове своём.

                        15                                     
Смешна, Чапперль*, твоя бравада!                  
Не скрыть тебе сердечных тайн.        
Скажи, за что в аллее сада       
Расстрелян Отто Фегеляйн? **
Поклонник твой по тайнам блуда       
Молил тебя бежать отсюда,                                 
Но фюрер, разгадав секрет,       
Спровадил Отто на тот свет.                    
Теперь тебе одна дорога -                          
Хоть с фюрером, а хоть одной,                       
Но всё едино в мир иной:                            
Уж нагрешила слишком много.               
Играй! Ведь рыцарю нужна                                      
В Валгаллу верная жена.
                    16                              
История ещё не знала                             
Войны подобного конца,                         
Такого страшного финала                               
Её отца, её творца.                                      
О, честный люд! Скажи, откройся,                     
Что это?   Мужество? Геройство?
Боязнь расплаты! Трусость! Страх!     
Всех авантюр и рейха крах!                     
Признанье мерзких преступлений!                   
Не сам он руку наложил -                       
Убийцы - те, кому служил                   
Ефрейтор их, стратег и гений,                         
Те короли, что без корон,                                   
Но цепкой лапой держат трон.
                       17                                   
"Прошу вождя страны Советов                    
Унять кровопролитный бой,                      
Ведь фюрер сам ушёл со света -
Покончил час назад с собой..,"
Читая Геббельса посланье,              
Верховный как бы на прощанье        
Сказал:  "Допрыгался! Подлец!
Угомонился, наконец.                               
А что касается разборок                     
Остановить войну иль нет,                               
У нас на то один ответ:                           
Признайте крах без оговорок!                              
А за Гоморру и Содом                              
Должны предстать перед судом!"

* Чапперль - так фюрер любовно называл свою возлюбленную Еву Браун за её верность.
** Отто Херман Фегеляйн - обергруппенфюрер СС, уж боле года тайный любовник Евы Браун. Хотел 8 самый критический момент выкрасть Еву из бункера, но был арестован и по приказу Гитлера расстрелян.

                    18                                                      
Свои дела в войне итожа,
Узнавши Сталина ответ,                                              
Решил уйти и Геббельс тоже                                                
Со всем семейством на тот свет.                                           
Ждать милости - нелепо, вздорно!                                  
Ждать, что на виселицу вздернут.                                   
Не лучше ль сделать по уму -                                      
Уйти из жизни самому?!                                           
Шесть дочерей, своих творений,                                          
И народившую их мать                                                 
Решил министр с собой забрать,       
Нацистской пропаганды гений.                                      
И восемь трупов в прах земли                                               
В тот день трагически легли.
                       19                                                     
Хоть Магда с Иозефом и парой                                   
Из жизни на тот свет ушла,                                         
Но все-таки нацисткой ярой                                                 
Она, Бог видит, не была.                                     
Поди, так сделать все сумей-ка,                              
Как чистокровная еврейка                                            
Смогла женой нациста стать                                   
И по ребенку в год рожать!                                           
И все теперь они убиты.                                               
А сын*, добрачный сын, в плену...                      
И в ту трагичную весну                                      
Узнал, что он еврей маститый.                              
Еврей! И офицер СС!                                            
Какой позор! Куда пролез!?
                       20
А где же Гитлер богоравный -                     
Зловещий сеятель смертей,                         
Отец, творец самодержавный
Нацистских бредней и затей? -                         
Где б ты не спрятался, горбатый,                     
Тебя найдём! - твердят солдаты,
-Поставим на ковёр, потом '                         
Перед истории судом!                          
Разбит "Фольксштурм",смят Гитлерюгенд"
-Порыв чуйковцев боек, крут,                          
Рейсхканцелярию берут                                            
С востока, с севера и юга.                                             
Вот он, имперский кабинет,                                            
Да только фюрера в нём нет.


* Харальд Квант, сын Магды от Хайма Арлазорова, активиста Всемирной сионистской организации и доверенного лица будущего Президента Израиля Веицмана.

                          21
- Was suchen sie? russisch soldaten?
- -Спросил нас штатский во дворе.
- Что ищем?
                     Фюрер где треклятый?
- Dort brent er, вон, горит в костре!..
- Das ist Adolf в ковре, а слева
- Его любовь - супруга Ева.
- О, как, братва, не скажешь тут:
- Всё! Аллес! Гитлеру капут!
- Грешно, но так ему и надо!
- Как жаль, что не хватило дня -
- Не смог дождаться он меня.
- То за "Майн Кампф" ему награда.
- -Солдаты, истин знатоки,
- Сбежались, точат языки.
                          22
Нет, сага древних не солгала,
Сценарий, начертав вперёд:
Он рыцарем идёт в Валгаллу,
Жену с овчаркою берёт.
Скажи, откройся мне, планета,
А где ж она Валгалла эта?
По воле Красного Кремля
Не приняла его Земля?
А может все сокрыли янки?
И затерялся след в песке?..
Нет! Череп с дыркою в виске
Запрятан... где-то... на Лубянке!
Труп похоронен... девять раз!
Но нет могилы и сейчас.
Завоевать хотел весь свет,
А места для могилы нет.
                        23
Как опознать его, урода?
Вот труп. Все заключенья ждут.
Хотят знать правду все народы,
Что то был фюрер - не верблюд.
Вошёл его фотограф личный,
Взгляд деловитый, как обычно
- Hops geht er? Жизнь я посвятил,
Чтоб миру вызвездить светил.
Теперь я
нищий, безработный...
Позвольте, хоть в последний раз
Судью всех человечьих рас
Запечатлеть весьма охотно?!.. -
Довольно, Гофман! Это он?
- Поверьте!.. Жалок и смешон.

                        24                             
Сказал открыто, неподдельно,                   
Грустя, былое вспоминал,                            
Как из порнографов бардельных                       
Он гитлерографом вдруг стал.                      
Он в кабаках так деловито                   
Снимал танцовщиц для открыток.
Среди натурщиц голых тел                           
Он Еву Браун углядел.                                 
И та сподвижницею стала                     
Фотографу во всех делах.                                
И вскорости на всех углах                            
Нагая Ева заблистала.                                    
И даже фюрера сполна                                
Пленила прелестью она.
                    25                                    
Свою бесценную потерю                         
Жалеть, оплакивать не стал.                          
Зачем? Представьте: ведь теперь он
Вхож в заповедные места!                      
Теперь снимал не шлюх в борделе,                        
А фюрера!
                    В сраженьях, в деле!
Пятнадцать лет он каждый день        
Ходил за ним везде, как тень.                         
И если встретите в газете                          
Вождя фашистов тех времён,                       
То знайте, люди, это он,                              
Он, Гофман, сделал снимки эти!                        
А вот сегодня, здесь, сейчас                            
Не дали снять в последний раз.
                     26
Но знатоки твердят: не верьте -                     
Не застрелился Гитлер, нет!                      
Он о своей нелепой смерти                         
Узнал, как все мы, из газет.                           
Он с верною овчаркой Блонди                       
Гулял в испанской Барселоне                          
И наблюдал с позиций тех,                               
В агонии как гибнет рейх.                                 
В берлоге ж  адьютантом Гюнше
Застрелен был двойник Силлип,
Который в эти игры влип                                
По самые глаза и уши.                             
Так что Силпипа там сожгли                             
И будто с Евой погребли*.

                        27
Все знают то, что в Антарктиде                       
Земля есть Королевы Мод,                            
Но кто, признайтесь честно, видел,           
Есть ли народ там? Как живёт?                    
Скажу. Согласны - так поверьте,                      
А нет - что стоит вам? - Проверьте!                   
Но не корите просто так:
Понавыдумывал чудак!                          
Когда военная машина                      
Фашистов стала буксовать,                        
Они решили там создавать                      
Берлогу, чтоб упрятать Джина.                       
И местом для таких господ                      
Избрали Королеву Мод.
                     28                                
Звать Землю стали Швабенландом.
Берлин, подземный град, тогда
Берлогой стал фашистским бандам,                          
И многих спас он от суда.                             
Сто! Целых сто! Подводных лодок
Десятки совершили ходок                                
В далёкую ту цитадель,                                 
Возя ресурсы и людей.                              
"Рейх будет жив! - твердили смело,         
Раз цитадель такая есть.                               
Но... говорят, и Гитлер здесь        
Инкогнито скрывался с Евой?!                     
В турне поехал с ней сюда,                                
Да и...  остался навсегда".
                    29                                            
А может быть и в самом деле,                       
  Как некто уверять любил,                              
Что дьяволом во плоти, в теле,                            
Как Мифестофель, Гитлер был?
Венчался с Евой, между прочим,                                
В канун Вальпургиевой ночи.                             
И жертвы были, кровь была,                               
И мраком скрытые дела...                                  
И двойников убитых кучи.                                   
И доктор Фауст!..** Свой, живой!
-Медэксперт, доктор фронтовой.                     
Не так всё, как у Клары с Дуче...                          
Вот и суди: жив он  иль нет?            
Скрывался где и сколько лет?!

* См. журнал "Чудеса и Приключения" №8, 2002г., стр.44-48.
** У Гитлера - Шекельгрубера (сборщика шекелей в еврейской общине) - Мефистофеля и свой доктор Фауст. Комиссию по опознанию трупа этого Чёрта, собравшего кровавую дань с евреев, вышедших из подчинения мировой мафии, возглавлял судебно -медицинский эксперт 1-го Белорусского фронта Фауст Иосифович Шкаравский.

                  30
Я помню, в наши дни в Чапая
Любила ребятня играть -                         
На палке,   "шашкою" махая,
Геройски "беляков" рубать.                       
А тут - винтовки, автоматы -             
Бери, стреляй, ("игра в солдаты").
Однажды целый арсенал             
Ребячий взвод солдатам сдал.                    
А "командарм" их напоследке                  
На службу, а не на пока,        
Зачислен был как сын полка
Разведчиком во взвод разведки.            
И кто б, вы думали, им был?                   
Да, да! Егоров Михаил!
                     31                               
Когда войска Ударной третьей
Вошли в Руднянский район,
Егоров отроком нас встретил,         
Но был уж боем закален.                         
Мы с восхищением узнали                      
Об их ребячьем арсенале.                          
Ну, как тут скажешь: мало лет,
Когда по всем статьям - атлет. -
Стрелять умеешь?
-О, я меткий!                    
Я знаю здешние места                               
Во всей округе верст до ста!
Находка парень для разведки.        
Так со Смоленщины в Берлин
Пришёл парнишка - исполин.
                     32
Когда война уж отгремела,
Прошла кровавая борьба,                       
Он занимался мирным делом,
Нас всё-таки свела судьба.                       
Мы вспоминали, как пехота            
Через смоленские болота                 
Среди пожарищ и руин                   
Шла через Польшу на Берлин.
Героя в школу пригласили,                      
Он рассказал ребятам, как                         
Был штурмом взят тогда рейхстаг.
Над ним как знамя водрузили.      
Без искажений и прикрас
Передаю его рассказ.
                      33
Таких знамён вручили девять-               
В дивизию по одному.                          
И рассказали, что нам делать,
Как это важно, почему.                         
Хотя и так мы знали сами,
Добыв все кровью и слезами.
Ещё нелишне будет знать,                     
Что наше знамя № 5.                         
Я знаменосец. Знамя свято!                  
И цифры золотом горят:
Дивизия 150
                 И корпус 79-й.
Мне в ассистенты двух сынов ~
Кантария и Иванов.
                       34
В ночной атаке, дерзкой, смелой,
Рискуя жизнью, в полный рост,        
Штурмовики весьма умело                      
Над речкой Шпрее взяли мост.                  
Мост Мольтке.Танки, самоходки
Прорвались бить с прямой наводки.
"СС, "Фольксштурму" вопреки                           
На правом берегу реки                      
Мы по-хозяйски закрепились,                      
А утром снова жаркий бой,                            
И снова, жертвуя собой,                         
Мы к дому Гиммлера пробились.                
И всех гестаповских чинов                    
Пленили сукиных сынов.
                      35
Ночь мы в гестапо коротали -  
Дом Гиммлера, что у моста.
А где-то здесь, в другом квартале
Тот дом, что наша цель - рейхстаг.
И утром, чуть рассвет забрезжил,
Смотреть мы стали, где ж он, где же?
За целью дотов, рвов, траншей,
Зениток, танков и ежей,
Правей от нас - на заднем плане
С разбитым куполом квадрат, ,
Что проклят нами был стократ,
Угрюмым, черным плыл в тумане.        
Вот и гадаем, как нам быть,                           
Как огневой заслон пробить?
                     36
Ещё туманы пыль лизали
Берлинских городских руин,
По Кёнихплац уж заплясали
Снаряды "М-31".
Вал грохотал, все нарастая,       
Все укрепленья их сметая.
Под этим валом огневым
Не позавидуешь живым!                  
Солдаты штурмовых отрядов,                   
Сколь мочи есть, бегут вперёд!
Мгновенье, стой! Кто рейх берёт?!         
Но ожил враг - и пули градом..       
Залечь пришлось. Но больше ста
Пробились всё-таки в рейхстаг.   
                        37     
И наша тройка у рейхстага!!!..
Огромен, мрачен и высок.                             
Крепим к колонне древко стяга...                         
Пал Иванов - сочит висок.                                
Теперь со знаменем нас двое.                             
Да Съянов с ротой. Смелым боем
Врываемся в огромный зал -                           
Огонь следы злодейств лизал,                      
Сжирая  страшные бумаги.                            
Мы рвёмся на 2-й этаж:                      
Ступень... (огонь...) Ура! Он наш!       
Сердца стучат - полны отваги.                     
Отсюда я и Мелитон,                                    
Рискуя, лезем на фронтон.
                     38
Туда, к ней, к бронзовой скульптуре!-
Мужик, похоже, в армяке...                                 
Не князь знать... Ну, я к той фигуре:                        
На, подержи, браток, в руке! -                              
И... раз ремнём. А пули градом...                       
Ввах! - подкалиберным снарядом.                        
И Знамя пало на меня.                                  
Гляжу - дыра в боку коня!                                
Вот это случай, что и надо!                            
Вскочил и древком в рану  ту,                                   
И молнией вновь под плиту.                                
По ней одним, вторым снарядом...                    
Здесь под прикрытием плиты                        
Лежали мы до темноты.
                     39                                           
Уж под крылом Берлинской ночи                           
По раме купола ползем,                          
Стеклом изрезались - нет мочи,                               
Но надо! - Знамя мы несём!        
Победа! Вот она, здесь с нами! -                  
Над куполом взметнулось Знамя!                       
И, кажется, глухая ночь,
Пронзённая метнулась прочь!                  
Как дым, рассеялась усталость,
Забыты голод, сон, покой.                  
Исполнив долг своей рукой,                    
Мы слезли - знамя там осталось -
Зарею плещется в ночи.      
А Съянов тычет нам ключи.
                      40                           
Ключи на память от Рейхстага
Комроты Съянов раздаёт.
Солдат весёлая ватага           
Бьет, как Родник-
не устаёт.
С утра не ели и не пили -                           
Врагов в честь Первомая били.
Победа!
             Вот она! У нас! -                          
Войны торжественнейший час!
Россия-мать! Гордись сынами!                         
И как не вспомнить в сей момент
Наш самый веский аргумент:                              
Ребята, там Москва за нами?!                                            
Но где покой? Какой тут сон? -                            
В подвале вражий гарнизон!
                        41                                              
Весь мир нас поздравлял с Победой,
Что над Рейхстагом - красный флаг.
Но мало кто в ту поры ведал:                          
В Рейхстаге бой - не сдался враг.                       
И, наконец, второго мая                                
Флаг из подвала поднимают.                           
Но тот подвальный гарнизон                           
Нам выдвигает свой резон:                      
Мол, ждем полковника. Не ниже.                      
И план хотят нам навязать.                               
А где полковника нам взять? -                      
Ну, вот что, братцы, к делу ближе:                  
Я с ультиматумом пойду                              
И за полковника сойду.

                       42                                     
Три дня ходивший лейтенантом,
Надев кожанку без погон,                               
Пошел наш Берест эким франтом
Пленить отборный гарнизон. -                         
Так вот что, песьи души, знайте,
Что требуем, то выполняйте!                           
Я не за тем пришел сюда,                             
Чтоб кланяться вам, господа! -                          
С тем и привет. И по дороге                       
Вновь испечённый дипломат                  
Их костерил, чуть ли не в мат: -                       
Ты погляди! Какие боги!                        
Ещё помедлите часок -                                    
И мы сотрем вас в порошок".
                    43                                        
Ждёт легендарная пехота.
Проходит час - ответа нет.
Пришлось послать из огнемета
Напоминанье и "привет".                             
Так что подействовало сразу -
Страх разбудил уснувший разум.
Дверь распахнул тот институт,                      
Где Хенде хох! Гитлер капут!                     
Гора винтовок, автоматов                       
Росла. Не батальон, а полк                      
На площадь вышел и замолк,
Склонивши плечи виновато.                      
Где делась та, былая спесь?                        
Был прусский дух - и вышел весь.
                        44                         
Берзарин, комендант Берлина,
Бразды правления берёт.                        
Ох, и нелёгкая година!                            
А дел!... А дел невпроворот.
Десятки, сотни тысяч пленных,
Мильон своей братвы - военных,
Тюрьма - концлагерь Маобит
Антифашистами набит,                     
Вплоть до французского премьера.
Советских тысячи рабов,
Нацистов ярых - сотни лбов...                        
И прочих уйма дел -
не в меру.
Поди, их всех устрой, уладь!                         
И хворям вспыхнуть бы не дать,
                      45
И кухня та, что на колёсах,
И повар тот, что танк пленил,
Но смотрит он совсем не косо
На немцев, что сейчас кормил -
Ведь дети к кухонной тачанке
Под пушки лезли и под танки.
- Ich essen will! Koch, gib mir du
Шрапнель - солдатскую еду
И повар щедр - кормил детишек,
Старух убогих, стариков.
Что ж, русский испокон веков
Своё отдаст - что там излишек!
Идите! - всех готов кормить,
Чтоб трубку мира закурить.
                    46                                  
А у Чуйкова на компункте                          
Весь Первомай идут    "торги",                       
Как хочется  фашистской хунте,           
Чтоб были мы не так строги!                     
То Кребс треть суток торговался,                         
Моля, чтоб Рейх в живых остался.            
То Фриче, кой-что подлатать,              
Просил им передышку дать.                        
Но не за тем славяне-братья,         
Такое горе испытав,                                 
По сути же из пепла встав,                      
Пришли в Берлин такою ратью.        
Ганс Вейдлинг наш признал статут:
"Безоговорочный капут!"
                       47
Хочу, чтоб вы, солдаты, знали,
Что приключилось в эти дни:
Кому на верность присягали,
Ушёл, остались мы одни.                                         
Он завещал, что надо драться,
Но смысла нет - нам надо сдаться,
Я вам велю: кто хочет жить,
Должны оружие сложить.
Гельмут Вейдлинг Комендант Берлина".
Весь день звучал его приказ                                      
В ушах у немцев и у нас,                                                 
Как гром, как взрыв пироксилина.                                      
А следом Фриче держит речь:
"Приказ: Сложить с позором меч!"
                           48
Хоть майский день был непогожий,
Он не унял солдатский пыл.
И наш Роман Сибирцев тоже
На танке у рейхстага был.
Не ожидая ниоткуда
Прихода и свершенья чуда,
Он знамя своего полка
Вёз, и не дрогнула рука!
Рейхстаг "цветет" - флажки и флаги
Горят, как маки, на лугу,
Как главный приговор врагу,
Как символ воинской отваги.
Но Знаменем Победы стал
Стяг, что над куполом блистал.
                         49
"Не принимать ни в коем разе
Капитуляцию Москвы!!!" -                                     
Так фюрер вам велел в приказе,                                     
Так поступить хотели вы.                                     
Но зря вы мудрствовать старались -
Сдаваться мы не собирались!
Неописуемое зло                                          
Нам ваше воинство несло.                                   
А нам сдавайтесь. Мы не горды.                              
И наша цель не истреблять -              
Капитуляцию принять,                                        
Хоть в одиночку, хоть аккордом                          
Зовём оружие сложить                                        
И, как соседям, мирно жить.
                      50                              
Каким-то длительным раскатом
Последний выстрел прогремел                         
И... потонул в дыму косматом.
Берлин, сражённый, онемел.                       
Из нор вылазили солдаты,                           
Как хлам, бросали автоматы,
Колонна за колонной вслед                           
Шли. И конца, казалось, нет.        
Пожар войны...
              Где он взметнулся,
Там и погашен нами был.                                
Уйми, попробуй сердца пыл.                                     
Роман с восторгом улыбнулся,                              
И поспешил он в толчею                                      
Оставить роспись и свою.
                   51
Победа! Славная Победа
В руках у каждого из нас,                                  
Кто горе горькое изведав,                               
Отчизну от неволи спас.                                  
И слёзы радости и счастья            
Смешались с гордостью и страстью,                           
И с болью, горечью утрат.                                    
За сгинувших в боях солдат.                           
А на ступенях у рейхстага
"Катюшу" под баян поют,                       
Победе, Знамени - салют!                          
Кипит, бурлит солдат ватага.
Расписываясь на стене                                
И ставя приговор войне.
                       52                                                                                                                                                         "Папаня, здравствуй! Сын твой тоже                      
Из боя вышел жив-здоров.                                        
Так что по всем статьям, похоже,
Вернусь под свой родимый кров.                              
Вот и свершился час расплаты -                        
Лежат горою вражьи латы,                                 
А рядом - каменный орел                                     
В воронке свой покой обрел.                          
Я на ступенях у рейхстага                                
Пишу, отец, отчет тебе                                              
О заключительной борьбе                                       
В лучах страны Советов стяга.                       
Прими поклон сыновний мой.                        
О, как я, как хочу домой!
                     53                                        
Да, длинен, долог путь мой ратный,                      
И смерть ходила по пятам,                        
Вцепляясь в горло многократно,
Надеясь, что концы отдам.                                   
А я вот выжил и протопал,                                    
Считай, без мала - пол-Европы.                           
Мне - двадцать пять, а я уж сед -                      
Таков войны коварной след.                                      
В долгу я тоже не остался:                         
Шёл, смелость города берёт.                             
И вот настал он мой черёд -                                
Я на рейхстаге расписался.                                    
Но ставил роспись я свою                                 
За всех друзей, кто пал в бою".
                  54
Цветут сады, и небо чисто,
Улыбчиво, без облаков.
В строю стоят, застыв, танкисты,
Им честь воздал сам Катуков.
Он хочет знать России сына,
Кто от Москвы и до Берлина
Весь путь в железе и огне
Прошел на "боевом коне".
Но строй молчит. Никто не вышел,
- Ты что, Сибирцев, скромен так?!
- Вот есть такой у нас мастак!
- Ты что молчишь? Ты что не слышал?
- -Так я ... Мне удалось дойти
Не на одном - аж на пяти.
                       55                                      
И здесь же прямо перед строем,
Роман хоть и протестовал,                             
Но генерал обнял героя,                                    
И горячо расцеловал.                                         
И орден он /не из кармана/                              
С груди своей! - на грудь Романа
Своей рукой перевинтил,                         
Отечески перекрестил.
- Во плоти будто - не из стали,
А впятеро прочней брони!
И впредь Господь тебя храни,
Потомки чтоб такими стали.                            
Рад за тебя, Сибирцев, рад!                         
Ты русского народа клад!
                    56
Зигес Аллее, Унтер ден Линден...
По ним до некоторых пор,
Чеканя шаг с надменным видом,                      
Шли псы чрез Бранденбургер Тор.                         
Вот тут сам бог земной, их фюрер,
Рычал, как барс, в тевтонской шкуре,                       
И угрожал чумной вампир                                  
Все страны, весь подлунный мир           
Пройти своим железным шагом.                    
Здесь было каждое окно                             
Разбоям фюрера верно.                                
Теперь здесь машут белым флагом.                               
В дымах развалин и руин                               
Лежит поверженный Берлин.
                  57                                          
Два фюрера своей рукою                        
Уже избрали жребий свой,                          
А третий с удалью лихою                         
Упорно фрицев гонит в бой.                                  
То перед нами он лютует,                        
А перед Западом флиртует,
Зовет, чтоб силою двойной
Советы искромсать войной.                 
О, как вкусна приманка эта!                     
И Черчилль, позабыв о том,                
Что и его родимый дом              
Спасла ведь армия Советов,
Готов уж Деница понять,
Расцеловать его, обнять.
                    58                                      
Британский лев готов уж руку                      
Врагу вчерашнему лизнуть,                    
Хвостом пред Деницем* вильнуть/                                  
И оказать ему услугу.
- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
                       59                                               
И в 3-х соснах, как в дебрях, в чащах,                         
И Штаты начали блудить;                                   
Они всё дальше стали, чаще                                  
От курса Ялты отходить.                                
Вон Даллес**, белая ворона,                              
По повеленью Пентагона                             
Тайком за нашею спиной                          
Торгует миром и войной.                              
Узнав об этом, гневный Сталин
Франклина Рузвельта корит,                                    
В посланье так и говорит: "                            
Мы этого не ожидали!"                                          
И тот от имени страны                      
Клянётся: "Дружбе мы верны!"

* Дениц   - адмирал флота фашистского рейха. В 1945 году наследник фюрера,  верховный главнокомандующий.
** Аллен Даллес с Карпом Вольфом в Берне вел за спиной СССР сепаратные переговоры о капитуляции III Рейха
                    60
Для Рузвельта тот день апреля                           
Последним в этом мире был:                                      
Он под весеньи птичьи трели                              
Внезапно в мир иной отбыл.                                
Беда стряслась не в лазарете -                            
Мазок последний на портрете                              
(Его портрета) не успел                                
Художник сделать, как хотел.                             
Позёр вдруг странно содрогнулся,                         
Как бы пытаясь с кресла встать,              
Калеки-ноги испытать,                                              
Но... рухнул на пол, растянулся,                                  
И Штатов верный вождь и сын                            
Отдал, как говорят, концы.
                 61                                        
"Войска Советского Союза                                         
В Европе больше не нужны!                                     
Они теперь для нас обуза,                                      
Они домой уйти должны!" -                                  
Тряс Черчилль Реймским договором,*
Победа значилась в котором.                                 
То он! Он, Черчилль, заслужил,                             
Что Рейх пред ним мечи сложил!                                 
Но "дядя Джо**" сказал спокойно: -                               
Не признаём ваш договор!                                                  
Так поступает недруг, вор,                                
Вести так честным не достойно.                                     
И воровать Победу - грех!                                      
Она одна, ОДНА на всех!"
                   62                                               
Для Жукова 8-й день мая                                
Предельно напряжённым был:                                  
С плеч, тяжесть фронта не снимая,                              
Взвалил и то, что задал тыл:                              
Москва велит официально,                            
Не на словах,- документально
Капитуляцию принять                                               
И гордый норов псов унять.                                      
И главный смысл приготовлений -                           
Взнуздать затеявших войну,                                
Чтоб осознали крах, вину,                                   
Встав перед миром на колени.                                     
И маршал Жуков, как юла:                                  
С утра до вечера - дела...

* В результате сепаратных переговоров 7 мая во французском городе Реймсе в ставке генерала Эйзенхауэра немцы подписали акт о капитуляции перед западными союзниками, пытались отказаться от подписания акта о безоговорочной капитуляции и продолжить войну против СССР. С советской стороны акт, как глава миссии при штабе союзников, подписал генерал Суслопаров. Но в итоге по настоянию И.В. Сталина акт о безоговорочной капитуляции был подписан в пригороде Берлина - Карл-Хорст.
** Во время войны политическая кличка Сталина в кругу союзников.

                     63                              
Темпельгоф... Конец апреля...                         
Здесь страшный бой прогрохотал.
Крещёный танками, шрапнелью,
Служить он делу мира стал.                         
Три "Дугласа" одновременно                            
С союзной миссией военной                       
Сегодня в полдень сели здесь.                                   
Их встретить Жуков счёл за честь.
Британский главный маршал Теддер*
От экспедиционных сил                             
Приветствие провозгласил,                                     
Поздравив Жукова с Победой,                             
И Красной Армии войска                                      
С Победой, что теперь близка:
                      64                                          
- Мне честь большую оказали
Приветствовать в Берлине Вас,
Приветствовать вот в этом зале                             
В такой вот долгожданный час.          
Сразить фашизм! Какое счастье!                      
Что в этом есть твоё участье.                       
Победа! Ей, её плодам                                
Все силы я свои отдам. -                                   
Но центром всех приготовлений
Армейский штаб в Карлхосте стал -
Сюда Вышинский прилетал,                         
Как дипломат для наставлений,                         
Чтоб у разбитого врага                                         
Законно обломать рога.
                    65                                   
Ещё торжественная встреча                                          
Не завершилась, в Темпельгоф
Четвёртый "Дуглас" сел под вечер,                      
Сел с делегацией врагов.                                 
Из самолёта под конвоем                           
Выходит бонз рейхсвера трое,                         
Те, кто в кругах высоких сфер
Представят Вермахт и рейхсвер.                          
Всех впереди в плаще двубортном,
Злой, как затравленный шакал,
Начштаба ОКВ шагал                                     
С лицом, напыщенным и гордым,                        
А чуть от Кейтеля вдали                                  
Фон Фридебург со Штумпфом шли.


* Теддер - Главный маршал авиации Великобритании

                      66
День отошёл, а дел немало -                               
Грешно ворон ловить, зевать:                                     
Ведь каждый шаг свой предстояло                             
До мелочей согласовать.                                    
Не в гости же, не на потеху                                     
Посол Москвы на фронт приехал:                           
Он документ сюда привёз,                                        
Как главный разрешить вопрос.                                
Тот на английском и на русском,                                     
А надо немцам знать, каков,                                    
Он для поверженных врагов,                                                 
И как звучит он на французском.                                       
Уж полночь. Бой тот позади.                                         
Что ж, Жуков, в новый бой веди.
                       67                                          
Дверь распахнувши, маршал Жуков             
Шагнул в залитый светом зал,                                
И по-хозяйски поднял руку: -                         
"Прошу!" - союзникам сказал.                         
Огромный стол. На стенах флаги -                        
Победы символ и отваги                                
Союзных четырех держав,                                    
Сияют, свастику зажав.                                            
А на полу - о, чудо света!                                 
Покрывший зала весь простор,                                
Лежит пружинящий ковер,                                  
Ковёр из фюрер-кабинета                                      
И Жуков по нему идёт,                                         
Рать победителей ведёт.
                         68
Он сел. С ним маршал Теддер рядом,
Спаатс*,  Делатр де Тасиньи**,
Вышинский*** со своим отрядом
И братья фронтовой семьи:
Чуйков, Берзарин, Соколовский,
Белов, Малинин  и Поплавский,
Колпакчи, Трусов, Кузнецов -
С фашизмом доблестных борцов.
- В бой! Генеральное сраженье -
Весьма ответственный момент.
Наш долг - оформить документ:
Победы акт и пораженья. -
На двери Жуков показал:
Врагов, мол, пропустите в зал.

* Генерал, командующий стратегическими воздушными силами США.
** Делатр де Тасиньи - представитель Франции на подписании Акта о капитуляции
Германии.
*** Вышинский А.Я. Тогда зам. Министра иностранных дел СССР, назначенный
политическим советником Г.К.Жукова при подписании Акта о безоговорочной
капитуляции Германии.

                      69                 
В расшитом золотом мундире
Фельдмаршал Кейтель входит в зал,                     
Да, тот, кого в подлунном мире                           
Народ ла-Кейтелем  прозвал.                         
Взмахнув приветно  жезлом, чинно.
Средневеково и картинно                                
Он сел за столик у двери -                                
Унижен, что ни говори.                                             
За ним шёл, семеня ногами,                       
Штумпф*, грузный, тучен и сутул.                         
Устало плюхнулся на стул                              
Перед заклятыми врагами.                               
За стол со стороны другой                               
Фон Фридебург** сел - волк морской.
                     70                           
Моментом бонзам за их спины                           
Зашли и стали налегке                                    
Их адъютанты-исполины -                                      
И каждый с папкою в руке.                          
Окинув взглядом их создания,                
Продолжил Жуков заседанье                              
И, глядя прямо пред собой,                         
Вступил в ответственейший бой.          
Спросил: "Имеете ль вы право                       
Вермахт и рейх здесь представлять,                      
Акт пораженья подписать?"
"Яволь! - ответил Кейтель браво, -                           
И без особой кутерьмы                                         
Акт подписать, готовы мы".
                      71                                 
Фельдмаршал Кейтель, встав со стула,
Монокль трясущейся рукой                                      
В глазницу втиснул, и сутуло                          
Пошёл, и сел за стол другой.                               
И подписал в один момент он                             
Все десять грозных документов!                             
И то же с болью и тоской        
Свершили Штумпф и волк морской.                            
И Жуков главарям разбоя                       
Напомнил: "Этот документ                    
Обязывает рейх в момент                        
Сложить оружие без боя".
"Яволь!" - И Кейтель в тот же час                       
Дал адъютанту в том наказ.


* Штумпф - генерал-полковник, начальник главного штаба ВВС "
**Фон Фридебург - адмирал, главком ВМФ.

                       72                        
Признавши крах (капут свой), наци
Вернулись на свои места.                            
И для союзных делегаций                          
Момент торжественный настал:                  
И Жуков первым Акт по праву                       
И за себя и за державу,                         
Как победитель, подписал.                     
От "Славься" Глинки дрогнул зал.            
И три союзных офицера                       
Идут свой вклад в тот акт вложить.
Теперь свободной может быть                        
Вся делегация Рейхсвера!                         
И Кейтель, жезлом честь отдав,
Уполз, как раненый удав.
                      73                                   
- Пал рейх! Конец войне треклятой!
Надета на фашизм узда!       
Окончен бой! Снимите латы.                          
С Победой, братья, господа!                        
На том позвольте заседанье
Считать закрытым. В этом зданьи
Дан будет в честь Победы бал
Закусим тем, что тыл послал.
Что началось той ночью мая!
Все стали словно детвора,
Крича восторженно "Урр-ра-а!",
К груди друг друга прижимая.
Балкон сиял, гремел, дрожал
От гимнов четырех держав.


БАГРАТИОН  Перейти к ключу   ПАРАД ПОБЕДЫ

  Генерал В.Д.Соколовский и генерал Н.Э.Берзарин. 8 мая 1945 г.
Генрих Гофман - известный немецкий фотограф
Адмирал Карл Дёниц
Франклин Рузвельт - 32- й президент США
Советские офицеры и американские солдаты во время встречи на Эльбе в апреле 1945 года. (Waralbum.ru)
Алексей Берест
Британский Премьер министр Уинстон Черчиль
Резидент американской разведки А. Даллес
Обергруппенфюрер СС К. Вольф
Прибытие в Берлин на церемонию подписания Акта о капитуляции Германии Главного маршала авиации Великобритании Теддера А.В. Среди встречающих: генерал армии Соколовский В.Д. и комендант Берлина генерал-полковник
Берзарин Н.Э.
Генерал А.Йодль подписывает предварительный протокол о капитуляции Германии. Реймс. 7 мая 1945 г.
1945г. Вид с воздуха на поврежденный аэродром Темпельхоф (Tempelhof
       Германия 1945г., Карлхост. Перед подписанием капитуляции Германии.                 
Немецкая делегация, прибывшая для подписания акта о безоговорочной капитуляции фашистской Германии.


Перед подписанием акта о безоговорочной капитуляции Германии
Перед подписанием акта о безоговорочной капитуляции Германии
Вот и настал торжественный момент
Берлин 1945г. Жуков и союзники
Церемония подписания акта о безоговорочной капитуляции Германии
Церемония подписания акта о безоговорочной капитуляции Германии
Маршал Жуков Г.К. подписывает акт о безоговорочной капитуляции фашистской Германии
Маршал Жуков Г.К. подписывает акт о безоговорочной капитуляции фашистской Германии

В   О   Й   Н   А    В    С   Т   И   Х   А   Х
       ГЛАВНАЯ           УКРАИНСКИЙ КРИЗИС                МОИ СТИХИ             КАРТА САЙТА                 КОНТАКТЫ                         ГОСТЕВАЯ КНИГА