В О Й Н А   В  С Т И Х А Х

Ключ тринадцатый

"Необходимо было сверхмужество, чтобы перевязать истекающего кровью человека, если этот человек был родом из Киева или Ленинграда. И подобное мужество встречалось отнюдь не так часто, как хотелось бы верить, слушая нынче рассказы родственников".
Герман Кант, немецкий писатель.

                    - 1 -
Высохла, согнулась Маргарита,
Смотрит ошалело  допоздна
На свое разбитое корыто
У подслеповатого окна.
Над ее замшелою избою
Засияло небо  голубое,
А в перекосившийся порог
Веет свежий теплый ветерок.
Плещет сад медовой духопрянью,
Пенных вишен, яблоней и слив.
Трелей соловьиных перелив.
Но ни ночью, днем, ни ранней ранью
Ничего не чувствует она -
Ни покоя, отдыха, ни сна...
                    -2-
Скорбь в ее глазах - туманных, узких,
Душу сжал, как лед застывший стон.-
Лишь вчера под залпы этих,
                                               русских,
Прокатился здесь Армагеддон:
Будто лежа головой на плахе,
Уцелела, вынесла все страхи.
И теперь мечта не о себе -
О его,
                    о сыновой судьбе.
- Готт мит унс! -
                     поверила когда-то
Фюреру - послала сына в бой...
- Где он, рай, обещанный тобой?!
- Где?!. Ответь же,  выродок проклятый!!!
И вопит, воздевши руки ввысь:
- Ганс! Майн Зонхен! Жив ли? . Отзовись!.,
                     -3-
Замерла - вся слух, не дышит -
В небе звенью льется тишина...
Нет ответа...-
                     ничего не слышит
Богом позабытая, грешна.
На высотке, с деревушкой рядом,
Был свирепый перепляс снарядов,
И швыряли здешние поля
Комья в небо, синеву пыля.
Все быстрей переставляя ноги,
Как свинцом налитые, она
За околицу бредет одна...
Вот и взгорок... Что же здесь?..
О боги!..
Поле брани?.. Эшафот суда?..
И зачем она пришла сюда?
                     -4-
Танки сникли, пушки, пулеметы,
Гусениц разорванных оскал,
Наизнанку вывернуты доты,
Труп с застывшей кровью у виска.
Не один - два... три... четыре...-
                                               много!..
Неужели это воля Бога? -
Только бренный мир и нем и глух,
Будто сам он испустил свой дух.
- Матка боска!.. Силища какая
Прокатилась, все повергнув в прах...-
Жутко, больно, но, осиля страх,
Наклонилась, трупы раздвигая.
И плывет погостом, боль глуша,
Не она, а матери душа
                     -5-
В черном одеяньи, черной тенью,
От предчувствий и тоски томна,
Маргарита, словно привиденье,
Бродит по окопам до темна.
Но зачем, воркуя, как горлица,
Так подолгу трупам смотрит в лица,
Прикасаясь трепетной рукой,
Нарушает мертвый их покой?
Вот подняла голову солдата
С тленной синью тронутым лицом
И налитым дьявольским свинцом...
Дрогнула в испуге виновато,
Тут дас херц ве:
- Дас ист майн зон!,.
(Фурхт хат таузенд Ауген): - Это   он!..
                     -б-
На нее застывшими глазами
Мертво глянул истинный прусак.
Я клянусь, о Боже, небесами:
Это Ганс мой!..
Как же это?.. Как?..
И впилась в лицо с разбитым носом
Выплеснутым всей душой вопросом.
Блекнут материнские глаза -
Обжигает горькая слеза.
И взахлеб рыдая в исступлении,
Кровь спеша платком стереть с лица,
Шепчет гневно,
          шепчет без конца:
-Боже!.. Это...
                         это преступленье!..
Варвары вы... сына-то к чему?..
Что он сделал, мальчик мой, кому?
                        -7-
Долго так, томясь в полузабвеньи,
Причитала, что сынок не жив,
Голову солдата на колени
Бережно, любовно положив.
Сколько   бы еще вот так рыдая,
Просидела, если бы не стая
Воронья, хваля сей грешный мир,
Не слетелась на кровавый пир?
Пролетая    роковое поле,
Черный ворон каркнул: - Брудер, хир
Фрессенд ист!  
     Шнель флиен... Шнель мит мир!
Сердце рвет сильней от новой боли:
Кровожадная воронья рать
Вон уж села трупы раздирать.

                          -8-
- Боже мой - Стервятники на тризне!
Эвон как на радостях орут!..
Русские лишили парня жизни,
Вороны и плоть его сожрут.
Что же делать? -
                шепчет виновато,
- Кажется  в окопе есть лопата?..    
Как предать кладбищенкой тиши
Труп, когда в деревне ни души? -
Обернув военной плащпалаткой,
Сослужившей за тесовый гроб,
Уложила труп она в окоп,
Принялась орудовать лопаткой.
Только мать лишь знает каково
Хоронить ей сына своего!
                      -9-
Но, скрестясь багровыми мечами,
На округу и небесный зонт
Брызнувши последними лучами,
Потускнел кровавый горизонт.
Вот земли последняя лопата
Брошена на бугорок солдата.
Валится, подкошенная, с ног
И рыдает:
       - Спи, родной сынок!..
Мертвые пред Богом лишь в ответе,,.
Холмик этот осеню крестом
И оградкой позже чуть, потом
Насажу вокруг плакучих ветел...-
Но мечту рвет  чей-то слабый стон...
Он по сердцу матери - хлыстом.
                 - 10-
Пьяная от тлена, разложений,
Горя и усталости, она
Весь свой слух, чутье - все в напряженье:
- Кто же это? - хочет знать.
Должна!
- Неужели это из могилы
Ганса стон? - Нет!.. Спит сыночек милый,
Тяжко, не вздыхая, не внемля.
- Пухом будет пусть ему земля.-
Снова стон...
Как будто кто ей руку
Цепко сжал   и душу защемил.
Маргарита из последних сил
В сумерках спешит от трупа к трупу.
Ну, конечно,-   этот вот: мягка
Неоцепеневшая  рука.
                     -11-
- Пи-ить!..- опять короткий стон с мольбою
Выдавлен из опаленных губ.
- Что же, парень, делать мне с тобою?
Потерпи, - просила, гладя чуб.
На плече кровоточила рана,
Левая рука свисала странно,
Ржавый сгусток крови на виске,
И вся жизнь, видать, на волоске.
Чем облегчить хоть немного муку?
Губы надо чем-то освежить,
Голову перевязать и уложить
На   груди   израненную   руку
В вещмешке нашелся медпакет
Фляжка, да воды и капли нет .
                     -12-
В ту секунду в сумерках сверкнула
На пилотке красная звезда,-
Как ножом ей сердце полоснуло...
Миг--
               от милосердья ни следа!
- Руссиш!!!
                    и невидимая сила
С головы до пят ее пронзила.
И в испуге чувствует она -
Злобной мести к русскому полна.
Это он, конечно, он недавно
Сеял смерть, всех этих порешив.
Молит сам помочь,   лежит чуть жив.
Нет!!!
               подохни здесь и ты бесславно!..
И лепечет, чувствам лишь внемля:
- Это наша, наша здесь земля!..
                   - 13-
Бросив бинт и ухватив лопату,
Сердцем бой готовая трубить,
Чтобы недобитому солдату
Выход в этот мир перерубить.
Замахнулась и желанья стали
Холодней свинца, острее стали.
- Ма-ма!..
      - вскрикнул парень, сколько мог,
Молнией пронзив души комок.
Вмиг обмякли руки, словно плети,
Звякнула лопата наземь прочь,
Содрогнулась,    заискрилась ночь,
И она...   
                           Все матери на свете
Таковы:      Их доля жизнь давать,
А не сеять смерть, не убивать.
                 - 14-
- Боже! Дай мне сил! Как я устала!..
Вразуми же:   в чем моя вина?! -
А за горизонтом грохотала
Всей утробой страшная война.
На Душе, как там, на поле боя,
Свет и тьма схлестнулись меж собою:
Вспыхнет свет - и мир вокруг ясней,
Гаснет -    тьма все гуще и страшней.
Выпь хвалила зыбкое болото,
Филин чащи прославлял в ответ.
А в душе опять:   то тьма, то свет,
Бездны пропасть, островок оплота...
Но разумный победил настрой:
Тянет парня по траве сырой.
                    -15-
А за фронтом поспешили следом
Тыловых различных служб войска:
Кухни с вкусным, царственным обедом -
Вон чадят дымками у леска.
Службы интендантские, саперы,
Похоронщики и понтонеры.
А для раненых в боях солдат
Развернул хоромы медсанбат.
Со своей мольбою виновато
Маргарита в этот храм пришла,
Здесь и прослезилась, что нашла
Раненого русского солдата: -
Он горит - весь в пламени, в огне,
И его беднягу, жалко мне,-
                    -16-
Так солдат из тайника старушки
Во палату к медикам попал.
Сепсис, что ли? - Это не игрушки!
А солдат молчал и крепко спал.
Все обмыли: рана небольшая.
Что же парню здравствовать мешает?
- Он контужен! - главврач уверял.
- Да и крови много потерял.-
Все же фронтовые чародеи,
Гиппократов выполнив завет,
Из того, вернули в этот свет
Витязя в течение недели.
Сбрызнули потом "живой водой",
Стал Роман здоров и молодой
                   - 17-
Да, друзья мои, и в самом деле:
Это он,   Роман был, наш герой!
Отвалялся без году неделю,
Жив-здоров, - и снова рвется в строй.
А живы ль друзья по экипажу?
Это там, потом ему расскажут.
Ведь такой в танк звезданул снаряд,
Что остался жив ли кто - навряд.
А Роман вот все же отвалялся -
Фрау Маргарита помогла,
Сына схоронив, его спасла.
А сегодня с нею он прощался.
И врачам и нянечкам, и ей
Благ желал от всей души своей
                    -18-
- И как воин гвардии советской
Шлю благодарение свое:
Как я рад, что на земле немецкой
Есть и  люди - не одно зверье!
Говорю душевно и открыто:
Данке шен тебе, мать Маргарита!
Ты мне стала матерью второй.
Ты не только мать, но ты  герой!
Буду век признателен за это.
Не забуду, буду жив пока! -
Представитель Ставки ВГК
Именем Верховного Совета
"За Отвагу"! ей вручил медаль.
Так расстались... хоть и было жаль.
                    -19-
Мать "нашлась", а где моя березка?
Подскажи, родная, как мне быть?
И любить безвестную непросто,
И не просто милую забыть.
Где ты, где ты, славная, родная?
Уж три года ничего не знаю,
Где сейчас, в какой ты стороне?
И верна ль по-прежнему ты мне?
Я молю с надеждою: из мрака
Отзовись и руку протяни!
Ты роднее мне, родней родни!
Ты секрет таинственного брака.
Вот и посуди: он где и как
Был еще к   Победе сделан шаг?


ВАЛЬКИРИЯ  Перейти к ключу  БАГРАТИОН
2011.  ВОЙНА В СТИХАХ .Все права защищены.
Перепечатка информации возможна только при наличии согласия администрации и активной ссылки на источник
Н А     Т Р И З Н Е

В   О   Й   Н   А    В    С   Т   И   Х   А   Х
       ГЛАВНАЯ           УКРАИНСКИЙ КРИЗИС                МОИ СТИХИ             КАРТА САЙТА                 КОНТАКТЫ                         ГОСТЕВАЯ КНИГА
Читает Владимир Шестопалов