Н   А   Ш   Е   С   Т   В   И   Е
2011.  ВОЙНА В СТИХАХ .Все права защищены.
Перепечатка информации возможна только при наличии согласия администрации и активной ссылки на источник

Ключ пятый

"Пример Наполеона  не  повторится!".
И. ГЕББЕЛЬС
"Красная Армия, благодаря отеческой заботе о ней, уже осталась без головы. У нее теперь целы только ноги, чтобы драпать до самого Урала".
А. ГИТЛЕР

  1
Велят нам, чтобы мы забыли
О той, с фашистами войне
- Я это выполнить не в силе:
Она внутри меня, во мне.
И только чуть глаза закрою -
Я вижу всех ее героев,
От маршалов до рядовых,
И павших в битвах,
и живых.
Перед потомками в ответе
За то, как бил он, как возник
Солдатской удали Родник,
Какую свежесть дал Планете.
Пусть знают правнуки мои,
Как и за что мы шли в бои.

2
Вставал рассвет. В разгаре лето.
У россиян - День Всех Святых.
Но рейх, поправ, презрев все это,
Пантерой бросился на них.
Рев самолетов порет небо,
Рвут землю танки Клюге, Лееба
Манштейна, Гепнера броня -
Кромсают в клочья святость дня,
Ползут, осатанев без меры.
Центральный клин, могуч и рьян
Вонзил броней Гудериан,
Став ярким для других примером.
Вставай!
Воспрянь, страна, от сна,
Решай: ты пасть иль жить должна!
3
Посол наш Деканозов "дезой"*
Вновь бомбардирует меня:
Стращает: смерч огня-железа
Начнется с завтрашнего дня.
И в том же Тупиков - тупица
Нас с вами убедить стремится.
И Новобранец тоже врет,
Что Гитлер завтра нападет.
Клянусь Вам: этого не будет!
Прошу с постов их отозвать
И за вранье четвертовать.
Пусть нас история рассудит!",
- Такая Берией мура
Вождю доложена вчера.

4
Выходит, враль и Рихард Зорге?
Четвертовать его? - Прохвост!
"Двадцать второго! Будьте зорки!
План "Барбаросса" -
Дранг нах Ост!",
А Сталин сам совсем недавно
Пил с Риббентропом
и так славно
За Гитлера тост поднимал,
Всех благ земных ему желал.
И... крахом все! - Кого к ответу,
Что в Отчий дом ворвался вор?
Кто, кто с бандитом договор
Принял за Чистую монету?
Туда гнал поезда зерна,
Оттуда платежом - ВОЙНА!

*Деза" -дезинформация. Деканозов- посол СССР в Берлине. В. И. Тупиков - генерал-майор, военный атташе в Берлине. Ново-бранец - ПОДПОЛКОВНИК, сотрудник разведуправления.

5
Да, человек порой - загадка,
А тут ведь - всей страны народ!
Идея мерзка, гнусна, гадка,
А он, как флаг, ее берет.
Ей с головы до пят объяты
Идут, как во хмелю, солдаты.
Считали мы: рабочий класс
Войною не пойдет на нас.
А он? Он ломит обалдело,
Как на большой дороге вор,
Захапать жизненный простор,
Притом - нахально, нагло, смело.
Приходится встречать врага,
Как говорят - рога в рога.

6
А про Люфтваффовских пилотов
Что скажешь? -
Звери! Первый класс.
- В день тыща двести самолетов
Разбили, обескрылив нас!
Четыреста армейских складов
Разбарбаросил подлый фриц,
Перепахав посты границ.
Внезапность? Да!
И все же, все же...
В тот час унять ту саранчу
Был груз стране не по плечу,
Захватчик был сильней и строже.
И он, нас праздными застав,
Измолотил посты застав.

7
По правде, так - "остолбенели"...
- И снизу доверху одно:
Хоть нервы, как струна, звенели,
Но суетились так смешно.
- Те, потерявши управленье,
Дают приказы к наступленью
Войскам, которых нет уже
- Костьми легли на рубеже.
Другие - в панике бежали
И разбредались по домам
В подолы жен, в объятья мам,
И как осенний лист дрожали.
Все было...
было в том бою!
Но не ему я гимн пою.

8
Крах! Фронта крах! И войск потоки...
Рать! От врага спешат удрать.
Он был в те дни свиреп, жестокий
- Опять придется ведь карать?
Центральный фронт...
Все крахом пало...
Кто? Враг? Иль бездарь этот Павлов?
Ведь этот горе-генерал
Всю связь с войсками потерял.
- Бегут все,
как от волка стадо.
А он, пастух, быстрее всех.
И жди, надейся на успех!
Нет! Отрезвить таких вот надо!
Нельзя остановить врага,
Коль все ударимся в бега.

9
Заблаговременно к границе
Не дал я выдвинуть войска...
Конечно, на меня он злится,
Виновных станет он искать...
Припомнит что-нибудь еще там.
Что жертва он моих просчетов.
Нет, не моя -
его вина!
И это знать должна страна,
Другим чтоб было неповадно.
Тебе Отчизны рубежи
Доверили, умри - держи!
Чтоб было всем, как есть отрадно.
Под суд! -
Они страшней врагов
- Григорьев, Павлов... Коробков".*

10
Расстрел! Так грозно, так безбожно?!
И все-таки
скажу, друзья:
Жалеть казненных нужно,
можно.
И все же... не винить - нельзя...
По всей Германии бравада -
Ист аллес гут! Все так, как надо!
Еще лишь шаг, еще лишь миг
- И... получай плоды блицкриг!
Нельзя терпеть такое боле
И с неба благодати ждать!
- Порядок надо утверждать
Железной сталинскою волей!
А тут еще одна беда
Свалилась на Отца тогда.

*22 июля 1941 г. был исполнен приговор военной коллегии Верховного суда СССР и расстреляны за развал управления войсками, сдачу оружия врагу и нанесенный ими большой ущерб боевой мощи Красной Армии Павлов Д. Г., Григорьев А. Т., Коробков Л. А. - генерал-майоры.

11
Он наказанием Господним
Звал часто сына своего.
Но то, что Он узнал сегодня,
Пронзило, как мечом Его.
Он от войны не прятал чадо:
- Иди, воюй!
Как все, как надо!
- И вот листовка...
Ну и ну!
У немцев Яков! Сын в плену!
И как тут, как не разозлиться?
Сумей отмыться!
Стыд, позор! -
Терзался Он, потупя взор.
- Подлец! Не мог же застрелиться.
Закон. - И Юлия, жена
Теперь в тюрьме сидеть должна.


12
Вот и суди, внучек мой, где он
К Победе нашей первый шаг
Во благо Родины был сделан,
Какой ценою,
кем и как...
Из ада в приграничной зоне
На искореженном "ГАЗонс"
Полуживых в крови солдат
Роман кой-как привез в санбат.
Привез... из ада -
в ад кромешный:
Село горит, чадит, дымит,
А с неба строчит "мессершмитт"
Нахально, нагло, зло, потешно.
В санбате - вопли, стоны, крик,
А рядом - вражьих танков рык.

13
От войск и беженцев дорога
В натуге стонет, как больной.
И вдоль обочин жутко много
Навек обнявших шар земной.
Хоть и грешно для отступавших
Вписать их в "безвести пропавших",
Но... мимо них течет река...
Вдруг…
Рокоссовского рука
Легла пред той рекой плотиной.
И враз, опальный генерал
Поток тот весь в себя вобрал
И сам с ним слился воедино.
И вскоре "мощь" узнали все
Волоколамского шоссе.
14
- Во избежание окруженья
Оставить Киев. Отвести
Войска за Днепр.
Без промедленья!
- Главкома Жуков возвестил.
А тот:
- Вы там, в своем борделе
Штаны и стулья пропердели...
Каким штабисту надо стать!
Он предлагает Киев сдать!
- И Жуков выпалил в азарте:
- Раз так,
в штаб не ступлю ногой,
Пердит пусть кто-нибудь другой.
Вот вам ключи, бумаги, карты
А я готов
хоть в ад, хоть в рай,
Хоть в тыл, хоть на передний край.

15
Вот так: нашла коса на камень!
И Жуков твердь,
И Сталин - сталь.
Они не сделались врагами,
Но каждый сам собою стал.
- А вы не горячитесь больно.
Поерничали -
и довольно.
Незаменимые нашлись!
Без Ленина мы обошлись,
Без вас -
управимся тем боле...
- И Жуков тем, кто за рулем,
С тех пор стал как бы костылем.
И все в его учились ШКОЛЕ,
Грызя науку, побеждать -
Шаги ПОБЕДЫ утверждать.

16
А там и у второй столицы
Грабеж, разбой чинил пират:
Там с финнами в союзе фрицы
В кольцо замкнули Ленинград.
Сегодня Яковлев Сан с пылом
Нас укоряет:
лучше б было
Не защищать, не голодать,
А Ленинград фашистам сдать.
Ну что ж,
с Сион-горы Иуде,
Где он, Иисус Христос, видней,
А полководцы войск тех дней
Решили:
Защищаться будем!
И Жуков именно тогда
Верховным послан был туда.

17
Вопрос захвата Ленинграда
Фон Лееб считал: сполна решен -
Дать яркий,
бравый текст доклада
Уж краснобай был приглашен.
Но вермахту на удивленье
Ленфронт ожил...
прет в наступленье!
Разгневан фюрер. И фон Лееб
Был списан на гражданский хлеб.
Нева державная ожила
И танки, и Кронштадта флот,
И пушки Пулковских высот -
Во всем заклокотала сила.
Ее дала наверняка
Стальная Жукова рука.

18
Два мира в каждом бренном теле:
Мир внешний - вот он, не трубя
Встает, каков ты, в самом деле,
Каким воспринял люд тебя.
Мерило здесь -
не прелесть тела,
Но больше - суть, весомость дела.
А мир другой -
внутри тебя,
Таков, каким ты мнишь себя,
В душевном Зазеркалье вроде.
А Сталин - сталь!
Он Бог земной!
Он самый мудрый под луной!
Вождь всех времен
и всех народов.
Он выше всех, а потому
Страшней, больней упасть Ему.

19
После падения Юхнова,
Как ни крути, как ни юли -
Верховному сверхсрочно снова
Потребовались "костыли".
- Товарищ Жюков.
как с Ленфронтом?
Не грохнет что-нибудь экспромтом?
- Фронт на позициях застыл.
С ним воедино слился тыл. -
- Тогда, прошу вас,
вылетайте. -
Здесь, под Москвою, тяжело, -
Верховный звал, забыв про зло. -
Ленфронт Федюнинскому сдайте.
- И Жуков на себя берет
Судьбу Москвы - Центральный фронт.



ЖРЕБИЙ БРОШЕНПерейти к ключу  ТАЙФУН



Священная война

В   О   Й   Н   А    В    С   Т   И   Х   А   Х
       ГЛАВНАЯ           УКРАИНСКИЙ КРИЗИС                МОИ СТИХИ             КАРТА САЙТА                 КОНТАКТЫ                         ГОСТЕВАЯ КНИГА
К р а с о т а   как   о б р а з   ж и з н и